Поэтическое представление
Павшие и живые - сцена из спектакля
ПАВШИЕ И ЖИВЫЕ

Сценическая композиция Д.Самойлова, В.Грибанова и Ю.Любимова.
Постановка Ю.Любимова
Режиссер П.Фоменко. Художник Ю.Васильев
Музыка из произведений Дм.Шостаковича
Стихи Вл.Маяковского, Н.Асеева, М.Светлова, А.Твардовского, Мих.Кульчицкого, П.Когана, С.Гудзенко и др.
Премьера состоялась 4 ноября 1965 года

Юрий Любимов - три главные линии творчестваВ репертуаре Таганки прослеживаются три главные линии, иногда они пересекаются, но их не спутаешь друг с другом. Любимов говорил, что ствол у театра - один, но побеги, ветви - разные. Первая ветвь - площадной, карнавальный театр, "театр улиц, площадей", балаган, ярмарка, скоморохи... Это такие спектакли, как "Добрый человек из Сезуана", "Десять дней...", "Мать", "Что делать", "Живой"...

Второе направление - освоение осовремененной классики - "Тартюф", "Гамлет", "Преступление и наказание", "Три сестры", запрещенный "Борис Годунов".

И наконец, третье направление - поэтический театр, театр поэта или, как говорил Любимов, "цепь поэтических представлений", начатая "Антимирами" А.Вознесенского, продолженная "Павшими и живыми", "Послушайте!" (Маяковский), "Пугачевым" Есенина, "Товарищ, верь..." по Пушкину...

Павшие и живые - сцена из спектакляВ "Павших и живых" - одном из лучших спектаклей поэтического цикла, нет режиссерских "новинок", минимум театральных приспособлений, никаких декораций. Голая сцена и актер на ней, как ее полный хозяин.

Ничто не отвлекает зрителя от слова как такового. Гитара. В интермедиях - пантомима. Все предельно просто и естественно. Выходят артисты в своих будничных костюмах и читают стихи поэтов, павших на войне или, по счастливой случайности, выживших в ней, но навсегда сохранивших о ней память, как о трудной, но счастливой поре. .


В этом спектакле нет сентиментальности, нет ложной значительности, никто из актеров не стремится выжать из зрителя слезу, как часто бывает на подобных "похоронных" вечерах. И все-таки спектакль берет за живое и против воли выбивает слезу. Может быть именно потому, что Любимов не допускает в нем позерства, казенных слов, казенного пафоса.

Павшие и живые - сцена из спектакля

Особая манера чтения стиха на Таганке, выработанная Любимовым с большим трудом, состояла в отказе от ложной декламации, привившейся на советской сцене с давних времен, когда слушателю пытались разжевать идею, пренебрегая формой и личностью самого творца. Актеры Таганки эмоционально и риторически стремились к передаче поэтической манеры чтения, свойственной самим поэтам.

В выборе средств огромную роль играла актерская индивидуальность. Неистовая одержимость Славиной, эпическое спокойствие Кузнецовой, "уличное" обаяние Высоцкого, умная, "чтецкая" манера Хмельницкого, звонкая певучесть Золотухина служили верной опорой для передачи поэтических интонаций Самойлова, Гудзенко, Кульчицкого, Когана, Майорова. И от этого богатства красок, тембра, ритма, разнообразия интонаций, небытовых и нетеатральных внутренних переживаний исполнителей создавалась многокрасочная картина.

А.Гершкович. Театр на Таганке.


Главная страница - Вокруг Таганки - Новости - Любимов - Актеры
Афиша - История театра - В поисках жанра - Гостевая книга

© Московский Театр на Таганке
Создатель страницы: Андрей Карманов